ПО РОГАЧЕВСКОМУ ШОССЕ. ВЕДЕРНИЦЫ

не сворачивая


 

В первый день весны мы совершили поездку от села Удино до села Ведерницы. Там находятся памятники русского церковного зодчества, хотя и полуразрушенные, но охраняемые государством.
Путешествовать по Рогачевскому шоссе – одной из самых живописных дорог в Подмосковье - понравится, думаю, многим автомобилистам. Движение спокойное, поскольку нет впереди больших городов, только само село Рогачево с населением около 3 тысяч человек. Некуда ехать по этой трасс трейлерам и грузовикам – только легковушки дачников….
Катишься на четвертой передаче не ускоряясь и не тормозя, а мимо пролетают густые хвойные леса, перелески, распаханные поля и луга, а вот мелькнет колокольня, придорожное сельпо, петляет дорога от деревни к деревни. Они совсем не изменились в своем облике, их кажется еще не затронуло в развернувшееся в Подмосковье дачное строительство. Может зажиточные чиновники и преуспевающие бизнесмены сюда еще не дошли? Наверно не так престижно иметь загородный дом здесь по сравнению с Рублевкой. Наверно поэтому и не скупают земли и не привозят сюда пеструю разноликую братию «строителей» из бывших союзных республик Не добрались еще! Поэтому чувствуешь колорит российской деревни.
Глубинка остается здесь еще в первозданном виде - покосившиеся домики с тремя окнами в резных наличниках, штакетник, огороды - еще не обновлена многометровыми заборами с железными раздвижными воротами и камерами наблюдения.
Село Удино привлекло нас Покровской церковью построенной в 1834 гору. Разрушенный храм находится в аварийном состоянии. Его возвели на усадьба князя Вяземского на средства Н.А. Городницкого . Слава Богу, что эти руины охраняются государством. Иначе неминуемо приезжие сельчане не оставили бы и камня на камне.
Мы оставили машину на шоссе и углубились в придорожные лесок, который был на самом деле приусадебным парком. В природном беспорядке молодых деревьев и кустов различались аллеи, созданные рукой человека. Помимо берез, осин и сосен в нем росли нехарактерные для нашей полосы деревья – сибирские пихты и пенсильванского ясени. И только благодаря путеводителю мы различили их средь голых стволов.
Сразу подумалось о Филадельфии – столице Пенсильвании, хотя ясень пенсильванский особенно ничем внешне не отличается от широко распространенного в нашей полосе ясеня обыкновенного. А вот сибирская пихта?
В разрушенный храм вернулась жизнь. К руинам по свежевыпавшему снегу ведут следы. Каждый день кто-то из местных верующих приходит сюда и нарушает многолетнее забвение, в которое оказался повержен храм. Перед алтарем натянута драпировка, висит несколько иконок, какая-то нехитрый скарб убран цветами
В заброшенном парке мы остановились перед покосившимся кирпичным домом, напоминавшим не то сарай, не то сторожку лесника, не то жилище бомжей. И это все что осталось от усадьбы князя?
Где сейчас потомки князя? В Сибири или в Пенсильвании? Забыли, наверно о своей усадьбе или махнули на неё рукой, все равно современное правительство России ничего не вернет законным владельцам.
Проезжая по Рогачевскому шоссе минуешь село Подъячево.
Не читали ли вы книг Семена Подъячева? А ведь его именем названо село Обольяново.. Как записано в советской литературной энциклопедии, « в своем творчестве он изображал трагизм судьбы миллионов крестьян, страдающих от безземелья, эксплуатации и произвола местных властей а также разоблачал хищничество сельских лавочников и кулаков». Но вовсе не поэтому разнорабочий на торфяниках, наборщик, сторож и дворник Такой чести правящей властью крестьянский писатель был удостоен не за свои литературные труды, а потому, что вступил в 1918 году в партию большевиков и организовал в селе партячейку из местной бедноты. За это Советская власть и переименовала после его смерти в 1934 году Обольяново в Подъячево.
Свернув с шоссе, мы поднялись по проселочной дороге вдоль старого кладбища, что довольно уныло. Там, кстати, и похоронен Подъячев, но могилу найти никто не помог, и выехали к Никольской церкви ( 1794 г.) построенной на доминирующей над бескрайними полями высоте. Это самая высокая точка в Подмосковье ( 293 м.) Церковь сооружена на средства помещика П..М. Власова.
Проехав через село по разбитой дороге, мы только и видели подвыпившего деда на автобусной остановке да еще остовы каменных одноэтажных зданий, напоминающих сталинградские руины.
А ведь примечательно, что в этом селе любил бывать в свое время граф Толстой, когда писал свой роман «Воскресение». Но сейчас как это обычно для современной России, усадьба находится в полуразрушенном состоянии. Основном доме заметна какая-то хозяйственная жизнь, установлены двери и окна и рамы, помещение не продувается ветрами, а вот расходящиеся в сторону полукруглые полуразрушены и никак не используются. Печальная картина, особенно если представить царившее здесь сто с лишним лет назад торжество культурной жизни.
Вернувшись на шоссе и проехав к сторону Рогачева еще 17 километров, мы свернули возле деревни Новоселки направо к селу Телешово. В дали бескрайних полей показалась колокольня Спасской церкви в Ведерницах.
Перед селом дорога была запорошена девственно чистым снегом - никто не въезжал и не выезжал за весь день. Проехали по единственной улице - тишина и покой, ни души, а в селе тридцать или сорок домов. Чем занимаются его жители? Или они уже превратились в дачников, перебравшись в город, и наезжают только в хорошую погоду.
Два ряда домов села расходились под углом, образуя в середине улицу шириной несколько сот метров. И в основании этого треугольника перед замершим прудом стоит заброшенная Спасская церковь. Построена была на средства прихожан в 1780 году. По своему стилю относится к провинциальному барокко.
Своды трапезной обрушились, на полу сохранилась плитка, в нескольких местах пол провалился и можно спуститься в подвал. Руками энтузиастов целые кирпичи сложены вдоль стен, а в окнах алтаря даже вставлены и застеклены рамы. Там стоит письменный стол, кажется, что здесь собираются эти неравнодушные к истории и культуры страны люди и устраивают воскресные чтения святого писания. Быть может, благодаря их усилиям храм возродится и в него вернется жизнь.
Оставшееся до наступления темноты время решили потратить на поездку к испытательному автополигону. До него по трассе Дмитров-Клин оставалось не более получаса езды. К сожалению, эта заключительная часть путешествия не увенчалась успехом. Полигона увидеть не удалось. А расспрашивать сумрачных охранников не хотелось.
Добравшись до поселка «Автополигон» мы оказались среди 5-этажных белых блочных бараков, построенных, видимо, для местных трудящихся. Перед грязными подъездами стояли «Газели» и «Волги», еще поодаль было много гаражей, целые ряды, использующиеся в качестве хозяйственных сараев и мастерских, по улице шли полные женщины в зеленых и синих пальто, с обмотанными серыми платками головами. Они с удивлением смотрели на наш автомобиль, не понимая, чего мы здесь забыли. И действительно недружелюбная атмосфера рабочего поселка заставила нас поскорее развернуться и поспешить к себе на дачу ужинать.