photo of caverns
Подземный мир. Пещеры и каменоломни

Сьяновские каменоломни (Сьяны)

Статьи, отчеты, ссылки

http://ilja-matveev.livejournal.com/95532.html
http://ilja-matveev.livejournal.com/95820.html
http://ilja-matveev.livejournal.com/96169.html
http://mihasamatman.livejournal.com/2329.html#cutid1
Поход в Сьяны. (Пособие для Чайников)

Пещеры Сьяны - gonzoblog
Каменоломни “Сьяны” - один день в другом мире
Экстрим на выходные: Каменоломни “Сьяны” - один день в другом мире





Расскажу немного о системе под названием "Сьяны",бывал я там два раза,это бывшая шахта,которой примерно 400 лет, от туда добывали известняк для постройки Белокаменной Москвы,это самая известная шахта в подмосковье, находится она рядом с деревней "Старосьяново",это примерно 10 км. в сторону области по каширскому шоссе.

В интернете пишется что во время войны в этой пещере был расположен госпиталь,на самом деле госпиталя там никакого небыло, военные туда приходили лишь для того чтобы "Провести время" с девушками.

Спускаться неподготовленным в данную пещеру опасно,потому что протяжённость ходов в пещере составляет где-то 30 километров, очень легко заблудится,спускаться лучше всего с проводником или хотя бы с картой,оставляя за собой отметки, кстати немного об отметках,на стенах краской нарисованы отметки где расположен выход,этих отметок не так много, и только отметки с зелёной краской показывают выход,отметка может быть в форме буквы "Т" перекладина показывает направление выхода.

Если вы спускаетесь без проводника,лучший день для этого суббота,т.к. в субботу там очень много народу, вам обязательно кто-нибудь попадётся на пути и подскажет в каком направлении вам лучше двигаться. В сьянах,как и во всех остальных пещерах,отсутствует какое-либо освещение,в идеале у каждого должно быть два фонарика и запасной комплект батареек,иначе если ваш фонарик сломается,вы рискуете остаться в пещере на очень долгое время.

Должна быть хотя бы свечка вместо второго фонаря.

Места в которых стоит побывать при спуске в сьяны: 1) ОПВ(Остановка Первого Вагона),в этом месте вы должны обязательно сделать привал,на это месте останавливается каждый. 2) Аристарх 3) Громов(в этом месте вы должны пролезть по стене,и залезть в курилку или карман,это считается крещением данных пещер. Если вы недостаточно худой то лучше туда не лезть.При мне туда залез один парень и застрял там,его не могли вытащить 2 часа) 4) Щучка (щучка это самый известный лаз в этой пещере,там должен побывать каждый) 5)Большой колонник (одно из самых больших помещений) 6)Гр.Берёзка (если вы спустились в пещеру большой компанией и с целью остаться в ней на ночлег,то Брёзка это одно из подходящих длся этого мест).

Некоторые обозначение на карте: -череп с костями(в это место ходить очень опасно,может произойдти обвал камней) -заштрихованые ходы(лаз,шкура,место которое надо проползать) -Н2О(водокап,источник питьевой воды).






подземная река, диггерство alonestalker

Поездка в Сьяны

Не так давно наведались в Сьяны. Описывать все по стопицот раз не буду, традиционно - меньше текста, больше фото. С погодой повезло - с утра подморозило (по крайней мере в области), так что проблем с адовой сыростью и грязью на подходах не было. Да и в Кошачке было весьма норм, за исключением небольших наледей. А еще, расписание 439 автобуса на мострансавто ебанутое добесконца!

После небольшого перекуса и откупоривания первого снаряда Великого Наливандрия мы отправились на мини-прогулку в БК.


Я испробовал новый стиль съемки в местах подобной конфигурации. К слову, мне очень понравилось, единственное: выдержка составляет 250 и выше секунд, так что особо то так не пофоткаешь часто.




Одна из самых удавшихся фотографий за сегодня.


А затем пришел народ с детьми и оставил такой "фризлайт" в правой части кадра, к слову не помешавший.




После Большого Колонника мы заленились куда-либо идти и отправились допивать наливандрий и комплексно обедать.

Источник: ALONESTALKER






подземная река, диггерство alonestalker

Левая часть Сьян

Отправился я в этот раз в Сьяны в одиночку. У кого дела, кто-то просто заовощил неподеццки... Времени у меня было немного - евро пропускать нельзя, поэтому решил досконально обойти всю левую часть.
Где-то в районе Зеленых штреков начали попадаться красивые места.


Зеленые штреки. Здесь где-то я примечал - Силикаты пожеще Сьян раз так в 20.


Это вроде бы Монастырь.


Штрек около 3 поросей. Где-то здесь есть развилка, там аж 3 штрека расходится под небольшим углом. Только я не смог найти это место...


Вход в Три Порося.


Посидев в Трех Поросях, отдохнув, я отправился в сторону Паши и Кюбза. Шел без фото до точки 8.


"Паша" с полумертвым водокапом. Я здесь бывал уже год назад.


Порой в потолке попадаются такие "купола". Мне почему-то хочется называть это шахтами люков:)


Местечко "Глюк"


У Гэлмора жуткие перди, которые могут посоревноваться вполне с Силикатами. Чтобы попасть в грот Крыша надо лезть через узковатый лаз. Стоял минут 5 думал, стоит ли. В итоге полез. Дошел до Крыши. Ничего примечательного с первого взгляда. Низкий маленький гротик. Но все же решил зайти. И вдруг замечаю над собой нехилую карстовую трещину! Вот это да! Не зря зашел. Из-за своей лени пришлось возвращаться за фотиком, оставленным около Гэлмора.

Очередная шахта люка...


Дальше идет шкурник. В тупик:)


Дальше я отправился по периметру левой части. Ничего примечательного не попадалось, за исключением нескольких мест. Очень веселый штрек идет к Манарге. Когда-то давно здесь судя по всему произошел нехилый такой обвал. И теперь проход представляет из себя почти отвесный шкурник, в середине которого надо развернуться лицом в другую сторону и лезть дальше. В итоге стоишь на такой стремной огромной глыбе, боишься, что вот-вот она сядет, и единственный путь будет отрезан. Но все тип-топ. В самой Манарге делать особо нечего, обычный грот.
Дальше зашел в Эллочку, в КЮБЗ большой и отправился по периметру. В Зеленки лезть мне не захотелось еще раз:)
За Питон Хаусом очень неприятный узкий малозаметный лаз, из-за которого сбился с пути немного. А затем начались очень просторные гроты и такие же штреки. Бункер, Ирин Зал, 49. Пока плутал у точки 152, не заметил как вышел на основную дорогу от Севок к Детям. Решил пойти перекусить в Кино и хорошо пройтись по привходовой части.


Недалеко от "истоков" Централки. Здесь встретились веселые чуваки, пребывавшие уже в хорошей кондиции. Думали пойти тут до ОПВ:) Скорее всего увидели от Детей свет и решили, что здесь теперь к ОПВ дорога.


С централки мне не хотелось лезть через очередные перди и я пошел через Кузю.


Обошел почти все, кроме шкурников. Места тут красивые, но походу мало кто здесь ходит. Да и потолки тут пребывают в не очень хорошем состоянии. Мягко говоря. Особенно, мой путь до Севок, пролегавший через штрек Обвал и Крузо... Там я на потолок вообще дунуть боялся.
Ну и заключительная фотка с места около Зала Циклопов.


В оставшиеся полчаса слазал в Лифт, помог чувакам с картой разобраться и отправился на выход. Там встретил чуваков, стоящих в 49 гроте, поболтали, и я отправился домой.

Источник: ALONESTALKER






Сьяновские каменоломни и Остров

Экстремальный маршрут с возможностью побывать в двух подземных пещерах на берегу Пахры, и в завершении посетить село Остров, где расположена известная Преображенская церковь, с панорамными видами окрестностей и небольшим прудом. В завершении маршрута можно посетить Андреевский шлюз через Москва-реку, с возможностью понаблюдать за шлюзованием кораблей и перейти на другой берег.

Цифры

Откуда: Москва
Куда: Московская область
Бюджет: 500 рублей
Лучше всего: весной, летом, осенью
Продолжительность: 1 день
Пробег: 80 километров

Дороги

Маршут очень короткий и простой, доступен на любом автомобиле. 15 километров по трассе М4 (Дон) до развязки с Каширским шоссе, по направлению обратно в Москву. Вы попадаете в населенный пункт Ям, в котором нужно повернуть направо, и проехав около 1 километра до Y-перекрестка, продолжить движение правее. Через километр будет очередной перекректок, где нужно держаться левее и переехать по плотине на противоположный берег Пахры. После плотины дорога поднимается вверх и поворачивает направо — здесь, рядом с магазином нужно оставить автомобиль и пройти пешком 200 метров на запад.

Возвращаемся обратно в Ям, и едем по старому Каширскому шоссе в сторону Москвы. Подъезжая к развязке с трассой в аэропорт Домодедово на втором повороте поворачиваем направо в сторону Мисайлово и Молоково. После проезда через Мисайлово поворачиваем налево по указателю Остров. Далее постоянно прямо по главной дороге, насквозь через село Остров доезжаете к церкви. Последний километр дороги — грунтовка.

Далее доезжаем до Молоково, проезжаем насквозь и на выезде из поселка, когда главная дорога будет заворачивать направо, съезжаем налево в Андреевское. Шлюз и плотина находятся слева от дороги в центре поселка.

ДПС

В пределах этого маршрута, вероятность встретить засаду очень низкая. Но следует особенно внимательно соблюдать скоростной режим в населенных пунктах на старом Каширском шоссе.

АЗС

Вряд ли на таком коротком маршруте может понадобится АЗС, но в любом случае по пути следования они присутсвуют.

Питание

Перед посещением подземных пещер, туристы традиционно покупают продукты в магазине на первом Y-образном перекрестке. Больше на маршруте не будет придорожных кафе, где можно пообедать. Рекомендуем заранее взять с собой готовую еду. Как вариант, на обратном пути в Москву можно заехать в Макдональдс сразу на въезде в город по Каширскому шоссе.

Ночлег

Маршрут на один день, с возвращением обратно в Москву.

Достопримечательности

 

Сьяновские каменоломни

Координаты: 55.48531, 37.7874434

Как проехать: По трассе М4 до развилки в поселке Ям. Повернуть направо и ехать до Y-образного перекрестка с магазином на правой стороне. Дальше ехать направо и на следующем перекрестке ехать налево на грунтовую дорогу. Переехать через плотину и поднявшись в деревню на другом берегу оставить автомобиль на стоянке перед магазином.

Сьяновские каменоломни — подземная система тоннелей и катакомб. Примерно с 17 по 19 века там велась добыча известняка для строительства белокаменной Москвы. Общая длина изведанных пещер и шахт — около 20 километров. В начале 70-х годов прошлого века пещеру стали активно посещать туристы, и «подземное движение» стало столь мощным, что власти в 1974 году залили вход в каменоломню бетоном. Сьяны были вновь героически вскрыты в 1988 году командой старых сьяновских спелеологов, чьи имена увековечены на стене одного из гротов. Сейчас Сьяны — самая популярная из подмосковных каменоломен, в выходные дни ее посещают до сотни человек.

Крайне нежелательно посещать систему без проводника, которого легко найти непосредственно на месте в выходные. Обязательно отсутствие боязни замкнутых простраств, наличие двух источников света и одежда, которую не жалко испачкать. Под землей постоянная температура около 10 градусов тепла, посещая систему в летнее время захватите теплую одежду. Обязательно соблюдайте технику безопасности при нахождении под землей, и делайте отметку в журнале на спуске при входе и выходе.

 

Преображенская церковь в селе Остров

Координаты: 55.5905694, 37.8522778

Как проехать: Из Москвы по трассе в аэропорт Домодедово, через 2 км от МКАД съехать с шоссе направо на дорогу в сторону трассы М4. На первом светофоре налево. Ехать прямо до поселка Мисайлово, как только закончится поселок — повернуть налево по указателю Остров (поворот неприметный, обычно сразу его не замечают и приходится разворачиваться).

Село Остров принадлежало царской фамилии. Окрестности села были излюбленным местом соколиной охоты царя Алексея Михайловича. В 18 веке Екатерина II подарила село одному из своих фаваритов — Алексею Орлову, герою Чесменского сражения. Время унесло бывшие здесь дворцовые постройки, не уцелели и летние павильоны времен графа Орлова. Но на высоком берегу реки Москвы сохранилась белокаменная шатровая церковь начала XVI века. Церковь Спаса Преображения была построена по приказу Ивана Грозного. Шатровая церковь уникальна по своей архитектуре. Несмотря на то, что в основе композиции классическое построение шатровых храмов, этот храм уникален наличием многочисленных ярусов кокошников, которые придают храму особый вид. В 1830 году к храму была пристроена небольшая колокольня в псевдоготическом стиле.

 

Андреевская плотина

Координаты: 55.5553099, 37.9320896

Как проехать: Чтобы проехать к плотине нужно ехать дальше по дороге из Мисайлово, и после поселка Молоково поворачиваем налево на грунтовую дорогу в Андреевское. Плотина находится с левой стороны, за домами примерно в центре поселка.

В 1878 году в низовьях реки было построено шесть плотин со шлюзами для обеспечения судоходства по Москве-реке до впадения ее в Оку. Раньше крупные суда не могли подниматься до Москвы. Перевалка грузов с крупных судов на мелкие производилась в Коломне. Шесть плотин, в числе которых есть и Андреевская обеспечили свободный проход судов с осадкой в 90 см до самой Москвы. В первой половине XX века Андреевская плотина была усовершенствована и обрела свой современный облик, однако в 10–20 метрах выше по течению сохранились останки старой плотины, которые можно увидеть лишь весной, т. к. в остальное время уровень воды слишком высок и опоры старой плотины скрываются под водой. Одна из немногих плотин в Московской области куда возможен свободный пешеходный доступ.

Официально, фотосъемка на плотине запрещена, но за этим никто не следит.


Вот, неплохая статья про Сьяны:

ЗАБРОШЕННЫЕ

ЮЛИЯ ТАРАНТУЛ

Эти каменоломни, известные с XII века, быть может послужившие еще строительству Кремля при Дмитрии Донском, - и физика, и метафизика описывает одинаково: как анти-Москву, место, откуда убавилось, когда прибавилось в Москве стенами, башнями, палатами, церквями. Поэтому, Юля, встречаясь с обитателями здешних лабиринтов, помните: один из них

способен оказаться Вашим антиподом, существом старинным, восьмисотпятидесятилетним...

Редактор - автору.


По-московски это называется просто: “ходить в пещеры”. Вообще. Без конкретики. Но звучит с оттенком загадочности. Чего только не представляется, наверное, людям, которым ты небрежно бросаешь в разговоре: “В пещерах простудился!” - на манер знаменитого “бандитская пуля”! Часто наших пещерников путают со спелеологами. Но отличие одних от других как минимум двоякое: и внешнее, соб-ственно-пещерное, и внутреннее, психологическое. Потому что вторые ходят в природные, так называемые вертикаль-ные пещеры, со всякими там сталактитами-сталагмитами, причем специально снарядившись, и вроде бы с некой целью, научной там, или спортивной, или, по крайней мере, хоть какою-нибудь. А первые - в искусственные, горизонтальные, которые на самом деле и не совсем пещеры даже, а заброшенные каменоломни, откуда несколько веков назад брался белый камень для строительства Москвы.

До сих пор там кое-где можно увидеть почти стершиеся колеи волокуш, при помощи которых вывозили на лошадях готовые каменные блоки на поверхность, наткнуться на не до конца обделанные и, видимо, брошенные прямоугольные глыбы или неправдоподобно четкие следы вырубания их из породы, найти подкову, а то и старинный огромный гвоздь, из тех, которыми скреплялись деревянные части волокуш, заметить следы копоти от задевавших стены факелов. Порой при этом испытываешь состояние, подобное случайному присутствию в павильоне для киносъемок, настолько нереальным кажется все увиденное, не говоря уже об окаменевших отпечатках моллюсков (доледникового периода), оставшихся в породе и выступающих местами на сводах совершенно отчетливо. Но что-то не заметно, чтобы людей тянуло туда из-за желания приобщиться к геологии, или родной истории, или чему-то подобному. Конечно, аборигены непременно хоть что-то да знают, и обычно в какой-то мере просвещают неофитов, рассказывая, например, что вот даже есть книжка “Белый камень Подмосковья” (автора которой, правда, никто не помнит), где подробно описаны подмосковные пещеры... Но вообще-то все эти дела давно минувших дней, входя в ритуал посвящения, остаются на заднем плане. Так сказать, в качестве гарнира к основному блюду. А вот в чем истинная цель этих явно анти-спелеологических по своей безалаберности походов - та загадка, ради которой, пожалуй, и стоит откапывать зарытую собаку.

Отсчет времени новейшего бытования пещер начался с того дня, когда девять лет назад их вновь “открыла” инициативная группа пещерников, прокопав новый вход, - так как после нескольких произошедших там не-счастных случаев прежний вход по приказу сверху был зацементирован. А праздно ходить сюда стали, по местным прикидкам, примерно с после- военных или с “оттепельных” времен, раньше не до того было: самые старые настенные надписи датируются годом 1962-м (сколько же сейчас лет тем людям, что сделали их?).

Сьяновские каменоломни у пещерников зовутся по-разному. Например, “система” (словечко, скорее всего, перехваченное у хиппи, как и “фенечки”, частые на руках и шеях завсегдатаев, а особенно завсегдатайниц пещер) - хотя вообще-то “систем” по берегу реки расположено несколько; или по-просту - Сьяны. Впрочем, на карте это Сьяново. Как добираться до Сьян - совсем не тайна. Они открыты всем желающим, как, в общем-то, и любая ветвь субкультуры. Но случайные люди попадают туда, а уж тем более задерживаются, редко, так что “работает” своего рода система внутреннего самосохранения, избавления от чужаков. Доезжаешь примерно за час от Павелецкого вокзала или от платформы “Коломен-ское” (на которую попадаешь, выйдя со станции метро “Варшавская”) до платформы “Ленинская” (это где Горки Ленинские) и оставшиеся шесть километров до места назначения частью проезжаешь на единственном местном автобусе, который останавливается непо-далеку от станционного вокзала, частью проходишь пешком по берегу реки Пахры, мимо плотины и писательских дач. Уже поэтому ясно, что в одиночку на подобные авантюры не пускаются, тут необходим проводник, тем более что одному там, внутри, и делать-то особенно нечего, если только ты не законченный шизофреник: темно, глухо, холодно, изо рта пар идет, поговорить не с кем. Ведь, как ни странно, уход в пещеры - это не один из способов стоически уединиться, но - объединиться с другими людьми, хотя бы и пришедшими с тобой или которых ты найдешь там; объединиться пусть и на шаткой основе пещерного “литрбола”.

Один знаменитый товарищ нашел Сьяны по газетной статье, где не было точного указания их местоположения, а просто было написано, что они находятся на берегу Пахры. Вот человек в шортах с одной этой газеткой и шагал по берегу неизвестно сколько, пока не набрел на подозрительную группу грязных людей, отмывающихся в реке. Ему повезло: это были “выбросившиеся”, то есть только что вышедшие из пещер. Иначе он запросто прошел бы мимо, потому что вход в пещеры специально не обозначен, как было раньше, это просто яма в земле, издали незаметная. А так он попал в местную легенду и даже получил соответствующую, почти индейскую кличку, кажется - “Человек с Газетой”.

Большинство сьяновских старожилов знают друг друга не по именам, часто остающимся неизвестными, а по кличкам, и почему-то само это обыкновение до боли напоминает о временах партизанщины: Блуждающий Фонарик (девушка), Человек с Чайником (настоящим), Чертенок Тринадцатый, Дядя Женя, Дуремар, Франки, Фукс... Конечно, в ограниченности такого обращения временными и пространственными рамками пещер есть элемент игры, причем игры для взрослых, типа толкиенистских забав, а значит искусственной. Но нам, увы, свойственно подыгрывать своей психике независимо от возраста.

По прибытии на место происходит процесс облачения во все самое ста-рое и теплое, потому что внутри - не- изменная для всех времен года температура +6, а потом начинается процесс “заброски”, то есть залезания. Отличие Сьян от южных “туристских” пещер в чем-то подобно отличию среднерусского края от приморского. Никаких тебе, естественно, комфортных широких проходов и электрического освещения (хотя на фотографиях, сделанных в пещерах со вспышкой, такое благолепие, что кажется, будто кругом расставлены софиты), используются только свечи, фонарики и куски плексигласа.

Вход - самое узкое и противное место, где всегда мокрая грязь, потому что туда заливают дожди, которые вглубь уже не проникают. В нескольких метрах от него располагается небольшой грот, где “забрасывающиеся” дожидаются друг друга и где лежит пещерный Журнал (разновидность судового) - большая общая тетрадь, свое-временно переменяющаяся, куда все записываются при “заброске” и “выброске” и где перечень кличек снабжен побочными веселыми надписями или рисунками. Такой журнал представляет собой несомненную литературную ценность, в роде чеховской “Жалобной книги”. Кроме того, это нужно для своеобразной статистики, для того, чтобы всегда знать, сколько людей находится в “системе” на данный момент, не задержалась ли какая-то группа дольше нормального срока и не следует ли в связи с этим проверить ее наличие.

Человек, попавший в Сьяны впервые, считается чайником, как и вообще новичок в любом деле. Чайники делятся на лохов, которые всему верят не сомневаясь, и умников, которые хотя бы кое в чем, но сомневаются, причем это деление - природное. Проводники любят издеваться над чайниками: например, прячутся, пугая их перспективой потеряться, особенно если те остались без света и одни, или радушно предлагают лезть впереди всех в какой-нибудь заведомо тупиковый, но зато очень грязный лаз, или ползти в узкую щель (скажем, в знаменитую “Щучку”, “Щучий лаз”, где голову можно держать только на боку, а руки - только вытянутыми вперед, и продвигаться толчками, по временам наглухо застревая), которую можно обойти кругом и поджидать, посвистывая, доверчивых бедолаг у выхода. Особенно эффектно эта традиционная процедура выглядит, если чайников в группе несколько: их можно буквально часами водить вокруг одного и того же места (ведь кругом темно), пока самый из них догадливый не сообразит, в чем дело, и тогда уже становится неинтересно. Покоряться подобным трюкам принято если не с радостью, то со снисходительностью, потому что если не принимать определенных правил игры, то незачем и ввязываться в нее. Это что-то вроде обряда посвящения, ведь во второй раз ты уже на такое не купишься. Или, если менее патетично, это как танцы “паровозиком” на студенческом выпускном. Обстановка располагает.

На совсем посторонний взгляд, наверное, пещерные развлечения -именно “пещерные”, идиотизм, мало чем отличающийся от посещения, скажем, ночных клубов, и вся разница лишь в антураже. И то, и другое - способы пустого, развлекательного времяпровождения. Но, кроме того - и это, вероятно, главное, - пещеры некая антиреальность, для которой люди оставляют свою реальную жизненную роль, положение в обществе и забываются, не оставаясь при этом один на один с собой. Возможность почувствовать себя, условно говоря, как на необитаемом острове. Там никто не ведет про-фессиональных дискуссий или каких-то философских споров, к каким обычно располагает сидение у костра, - тем более что в одной компании, собирающейся по случайному принципу, оказываются люди совершенно разных занятий и разговоры ведутся исключительно на “бытовые” пещерные темы. Тем паче что костров там не разводят, а главное прижившееся в Сьянах достижение цивилизации, керосиновый примус, на котором только и можно приготовить горячую еду, - конечно же, на романтический костер не тянет.

Чайниками остаются до тех пор, пока сами не начинают “водить” других, а для этого нужны только врожденные способности и интуиция, ведь никаких курсов пещерных гидов, как можно догадаться, нет. Конечно, на стенах есть поясняющие метки для облегчения передвижения. Наиболее достоверные из них - “топорик” (перпендикуляр, поло-женный набок), указывающий направление выхода “лезвием”; “капля”, специальный знак для “водокапов” (мест, где можно брать питьевую воду); стрелочки, указывающие наиболее популярные пещерные маршруты... Но со временем появились и ложные метки, перекрывающие изначальные, особенно в глубине пещер, и это тоже одно из местных развлечений (наподобие компью-терных антивируса и вируса), как и чьи-то личные значки, сделанные исключительно для “закрытого” пользования, - и надо быть сверхзнатоком, чтобы ориентироваться в этом разброде.

Одиннадцать “ультрарадикальных анархо-краеведов” (по их определению), сильно смахивающие на сектантов и которые до того, как попасть в Сьяны, то обследовали канализационные системы различной протяженно-сти, то забирались в горы, то путеше-ствовали автостопом, в Сьяны забросились по неслыханному методу “суперчайник”: без вещей и еды, чуть ли не в модельных туфельках (большинство из них, как ни странно, были юные прелестные девушки) и на несколько часов, просто из любопытства, “шоб було”. Распространенные типы пещерников иные: благополучные “мажоры”, ищущие приключений на свою голову; беспечные “вечные” студенты-естественники (самый веселый тип); сосредоточенные непонятно на чем взрослые “технари”; залетные, для художественного опыта, “творческие натуры”; наивные бизнесмены, жаждущие разрядки; девушки, не знающие, “делать жизнь с кого”...

Забросившись, необходимо добраться до заранее или прямо на ходу облюбованного грота, где обычно “стоят”, то есть квартируют: так на тебя никто проходящий не наткнется. А по штрекам - “гуляют”. Причем, увидев свет в каком-то гроте по дороге, можно смело заходить в гости, и совершенно незнакомые люди радушно примут тебя, даже накормят, если будет чем, вот только выпивку непременно спрячут (потому что ее трудно тащить и всегда не хватает). В этом человеческом, очень человеческом обыкновении, думается, сохранилось что-то от угасающей “альтернативной культуры”, ушедшей из рок-клубов под землю в прямом смысле. Иногда бывает даже забавно, когда люди “ходят по гостям” в таком состоянии (ведь понятно, что только в сильном подпитии и возможно “оттягиваться” подобным образом), что потом начисто забывают о происходившем ночью и очень удивляются по возвращении, обнаружив на получившихся фотографиях кучу незнакомых физиономий. И ведь в этом отчего-то есть своя прелесть - как для самих субъектов, так и, особенно, для наблюдающих за ними непьющих (такие бывают!).

Всякого рода названия в пещерах, как и всегда, демонстрируют прежде всего изобретательность фантазии и наблюдательность первопроходцев. В этом отношении Сьяны, безусловно, очень интересный объект. Иногда легко понять логику называния (по внешнему сходству), но чаще - совершенно невозможно, что свидетельствует, наверное, о давности сложившихся номинативных традиций.

Гроты, среди которых много старых, заброшенных, но есть и свежерасчищенные, называются, например, так: “Казак Уральский” (он же “ЛТП”, в том самом, лечебном значении); “Блюз Потных Негров”; “Три Поросенка”; “Сыч”; “Пень” (сокращение от неприличного названия, хотя в Сьянах, где каждый чувствует себя “сыном природы”, нет такого понятия, как “неприлично”); “Печка”; “Млечный путь”, или “Млечник” (потому что его потолок усыпан капельками, которые, освещенные под определенным углом, образуют блестящую дорожку. Кроме того, в стене грота есть две щели, между которыми можно поставить свечку, и то-гда издали они будут смахивать на два горящих глаза, на манер тыквенных, а под ними нарисован пятачок: излюбленный трюк для пугания чайников, как и подвешенная на нитке кость дельфина, похожая, если ее толкнуть, на летучую мышь - тогда как в Сьянах нет живно-сти, кроме крыс, невидимых, но слышных) - и так далее.

Пещерные же прогулки имеют своей целью: для проводника - наколоть чайника и лишний раз убедиться в собственном многознании; для чайни-ка - удовлетворение любопытства, для чего ему предоставляется масса возможностей.

Народом натащены внутрь многочисленные таблички разного рода - настоящие, стеклянные и жестяные: “Малый зал”, “Кафедра литологии и морских животных”, “Уходя гасите свет”, “Садовая ул.”, “Остановка первого вагона” и т.д. Прикрепленные где-нибудь в безымянном до того месте, они дают ему имя и становятся ориентиром. Так что от центрального штрека, или Централки, отходят “улицы”, пересеченные “площадями”, на которых даже есть “автобусные остановки”, представленные стащенными с них железными расписаниями. Говорят, что общая протяженность пещер - около двадцати четырех километров1, а автору этих строк доводилось даже видеть карту Сьяновских пещер (самодельную, конечно). Как и в любом земном месте, в Сьянах есть местные “достопримечательности”, которые принято посещать. Существует даже “туристическая” программа, включающая в себя несколько “ударных” мест, и среди них: “Ведьмочка” (выцарапанная на закопченной стене одного из гротов обнаженная белая женщина на метле, с длинными раз-вевающимися волосами); “Аристарх” (непонятного происхождения скелет, одетый в горняцкий костюм и каску, возлежащий на каменном постаменте, вроде мощей); “Колоники” Большой и Малый (самые высокие штреки, где свод подпирается не “стенами” из выработанной породы, а “колоннами”, и где можно ходить, не сгибаясь).

Надписи и “приколы” с готовностью демонстрируют парадоксы человече-ского подсознания, что, должно быть, могло бы сгодиться новому Фрейду. Настоятельно рекомендую хотя бы единичный пещерный экскурс студентам-психологам и интересующимся. Встречаются там даже готовые архетипические модели, типа камня с надписью: “Направо пойдешь - себе шею свернешь, прямо пойдешь - совсем пропадешь”.

По возвращении с прогулки обычно начинается взаимный обмен “страшилками”. “Эва!” - окликают в Сьянах незнакомых, завидев дальний смутный свет. Это похоже на “эвон!” или “э!”, и поначалу даже не приходит в голову задаваться этимологией оклика, пока однажды сама собой не проведется параллель между ним и историей об одном из местных привидений. Якобы Эва - имя девушки, которую однажды придавило плитой, так, что одна поло-вина ее лица оказалась придавленной, а другая - нет. Если, появившись, Эва поворачивается к вам живой половиной лица, то это доброе предзнаменование, а мертвой - дурное. Признаемся, что нам не доводилось ее видеть ни с какой стороны, но когда при тебе таким образом в темноте кого-то окликают, то - вполне действует. Может быть, там, недалеко под землей, находишь хотя бы иллюзию той загадочности, которой так немного в ежедневной городской жизни? В подобных “быличках” незавуалированно видно стремление сделать легендой реальность, - стремление, похожее на то, которое и толкает людей в пещеры. Еще поговаривают о некоем “белом альпинисте” (хотя совершенно непонятно, откуда в пещерах взяться альпинисту), или “белом спелеологе” (аналогично), который тоже, естественно, если привидится, то не к добру. Но эти явления, в общем, вполне правомерно сопоставить с белогорячечным алкогольным бредом: атмосфера соответствует. Существуют и реальные психологические “обманки”, например, страшноватое явление под названием Серые Сумерки, обычно подстерегающее при пробуждении, когда кажется, что ясно видишь своды и свои руки, а на самом деле тебя окружает кромешная тьма: это обман зрения.

“Здравствуйте, Сьяны!” - принято приговаривать, стукнувшись головой о свод, что время от времени случается; поэтому людям высокого роста без касок не обойтись. Это, наверное, как плюнуть через правое плечо, если дорогу перешла черная кошка. Иногда сама фраза редуцируется до простого “Здравствуйте!” - ведь и так понятно, что приветствуются Сьяны, особенно когда это произносится раз в тридцатый. Порой, ударившись лбом о неожиданный выступ, поднимешь глаза, осветишь его, а на камне написано: “Бум!” Что неизменно симпатично в сходных ситуациях разной степени экстремальности, так это общая атмосфера юмора. Без него там, наверное, и нельзя.

Сьяны - это одна из немногочи-сленных ниш, куда можно временами “выпадать в осадок”. Например, там встречают Новый год - и потом в нескольких гротах остаются прекрасно сохранившиеся елки, с непобитыми игрушками и даже стеклянными бусами, которые сейчас уже не производятся. И праздника хватает даже до лета. А ведь и елку, и все игрушки, и детские пластмассовые ванночки, куда набирается вода на “водокапах” надо было туда затащить!

Некоторые походами в пещеры отмечают начало времен года. Но главным пещерным сезоном считается зима - может быть, потому, что зимой кругом чище и внутри словно теплее; вот только “выбрасываться” лучше летом. Там можно петь песни, потому что темно, звукоизоляция идеальная: став за угол, в двух шагах от людей, можно изойтись криком, и никто тебя не услышит (в связи с чем рассказывается множество историй об исчезновениях). Особенной популярностью пользуются: “Спят курганы темные” (потому что про шахтеров); “По танку вдарила болванка” (потому что много куплетов); всегдашние непременные военные и революционные песни; бывает и гитара, но она быстро расстраивается из-за повышенной влажности воздуха, а еще ее неудобно и опасно тащить - такая хрупкость!

Но не в песнях же, наконец, дело (хотя и в них тоже). А в том, что редкие неслучайные люди - те, кто следит за “журналом”, приходит “проверять” гроты, расчищает завалы, - ходят туда не ради песен, или приколов, или серии поддач, или чего-то еще - но поодиночке и трезвые, а что они там видят, что находят...

Может быть, после пещер сильнее ощущаешь любовь к земле - когда вылезаешь, и дышишь, и она шатается под ногами?

Автор: Юлия Тарантул

Источник: "Новая Юность"
Еще одна статья про Сьяны с сайта Космопоиск

ПЕЩЕРА СЬЯНЫ (Сьянская катакомбная система) - наиболее известная из подмосковных известняковых пещер искусственного происхождения, находящаяся на крутом левом берегу реки Пахры около села Новленские выселки. Чаще всего возникновение пещер датируется XVIII веком, примерно тогда здесь началась добыча белого камня для строительства крепостей, храмов и часовен, в 30 годах ХХ века здешний камень пошел на укрепление полосы Домодедовского аэропорта, после чего выработки были закрыты. В 60-х годах общая длина запутанной сети, по некоторым оценкам, превышала 90 км, однако, после того, как в 1969 пещеру закрыли (официальная причина - пропажа в пещере ребенка), бесхозная пещера успела частично обвалиться. Согласно замерам 1996 года, пещера, располагающаяся на глубине 25-30 м, имеет большое количество штреков высотой 0,4-3,5 м, общей длинной 27,5 км (лишь некоторые говорят о более скромной длине в 11 км). Большая часть штреков в настоящее время пронумерована и картирована, многие из участков имеют собственные, иногда странные ("Остановка первого вагона", "Лифт", "SS-20"), иногда сказочные ("Три поросенка"), иногда романтичные, а иногда просто неприличные названия... В 1988 году московские студенты вновь отрыли один из трех бывших входов - Кошачий лаз и они же с этого момента принялись следить за состоянием сводов и, по мере возможностей, отрывать заваленные входы. "Завсегдатаи" стали именовать себя системщиками, а пещеру, соответственно, системой, подразумевая под этим не столько систему ходов, сколько особую систему традиций, поведения, морали и т.д. По сути, системщики постепенно превратились в отдельно взятое молодежное течение. Часть системщиков является одновременно и участниками КСП (Клуба самодеятельной песни). Каждое второе воскресенье сентября здесь же празднуется юбилей пещеры и открытие очередного сезона, во время которого под землей одновременно собирается до нескольких сотен спелеологов и любителей авторской песни.

Впрочем, часть немалая спелеологов не разделяет философских взглядов системщиков и в систему наведывается только ради острых ощущений, спелеологических тренировок, или как в случае с экспедиционной группой "МАИ-Космопоиск" - для проведения экспериментов по ориентированию и по времявосприятию у людей в условиях экстремальных ситуаций. В опытах в 1996 году участвовал одновременно 31 доброволец, в июле 1997 - уже 54 (!) человека, в июне 2000 - 6 человек, с 10 декабря 2000 по 8 января 2001 - 21 член "Космопоиска". Эти опыты продолжались и в последующие года...

Говоря языком науки, эти эксперименты позволили смоделировать и вызвать у людей всплеск экстрасенсорных сверхспособностей, которые обычно проявляются в смертельно опасных экстремальных ситуациях (впрочем, людям и казалось, что это экстремальная ситуация, особенно когда новичкам объявляли: "Увы, обратной дороги нет, выход завалило!"). Вот тут-то люди и "проявлялись": кто-то впадал в панику, но некоторые начинали творить прямо-таки чудеса. Главное, что практически у всех резко обострялись все известные у человека 7 органов чувств, включая чувство равновесия и магниточувствительные кристаллики в коре головного мозга, ответственные за ориентирование. Немногие слышали об открытии этого седьмого чувства, не все знают, что могут при достаточной тренировке ориентироваться по магнитному полю Земли, но в пещере "вдруг" эта способность дает о себе знать. Так, при вопросе о направлении на свой дом около половины всех испытуемых показывала на направление, ненамного отличающегося от реального азимута на свой дом... Другие эксперименты в Сьянах были связаны с изучением времявосприятия у людей. Здесь тоже происходили малопонятные для психологов вещи, когда все в один голос заявляли, что прошло пять-шесть часов, хотя после спуска в пещерное чрево на самом деле было полчаса назад...

Несмотря на достаточно большое количество посещений, в пещере происходит достаточно мало несчастных случаев. Последняя гибель спелеолога-любителя произошла в 1991 году, несчастного завалило обрушившимися с потолка камнями. Время от времени в пещере теряются новички или подвыпившие горе-спелеологи, однако, чаще всего обходится без трагедии. Обычно потерявшегося ищут первые, кто увидит в журнале посещений запись "вошел такой-то тогда-то, собираюсь выходить тогда-то" и не обнаружит отметки о своевременном выходе. Но иногда неопытные "чайники" забредают так далеко, что поиски силами своих спелеологов-любителей ни к чему не приводят. Так, в январе 1998 года системщики так и не сумели отыскать своего заплутавшего товарища и в панике вынуждены были обратиться к спасателям МинЧС. Профессиональные горноспасатели лишь на третий день поиска обнаружили белого как смерть беглеца в одном из самых отдаленных слабоисследованных штреков...

Помимо "обычных" для российских пещер атрибутов в виде призраков "Белых" и "Черных" спелеологов, Сьяны имеют и ряд особенностей. Например, почти сюрреалистические галереи, разрисованные мистическими картинами и иллюстрациями в духе романа "Мастер и Маргарита". Оброс славой и легендами и здешний сверхузкий и достаточно длинный (мало не покажется) "Щучий лаз", который, согласно местному поверью, восстанавливает у всех благополучно проползших по нему память о собственном рождении. Где-то в центре пещеры вы вполне можете удивиться, когда увидите странное каменное сооружение - на самом деле это "телевизор каменного века" с антеннами из костей. Но самый большой сюрприз ждет новичка в Центральном штреке, первое знакомство с этим сюрпризом обычно заканчивается криком ужаса или дружным визгом. Здесь на большом известняковом камне находится местное божество - не полностью комплектный скелет Аристарх, возле которого студенты, которых никак не назовешь суеверными, аккуратно складывают принесенные "дары". Как и при каких обстоятельствах попал этот человеческий скелет под землю - об этом нет достоверных сведений, и хотя вам наверняка расскажут пару душераздирающих историй, истину уже установить невозможно. Когда-то рядом с потемневшим от времени Аристархом возлежал его друг (или подруга?) - относительно новенький, еще беленький скелет. Летом 1997 он пропал в неизвестном направлении. Кто-то говорит, что скелет "сам вылез на поверхность в страшную грозовую ночь на пятницу", другие утверждают, что "в скелете опознали пропавшего когда-то спелеолога и похоронили с почестями". Но истина может быть и более прозаичной - скорей всего скелет "товарного вида" стащили для продажи сатанистам...

Наконец, самым загадочным и до конца неисследованным по праву можно назвать грот "Млечный путь", которому побывавшие в нем приписывают самые невероятные и волшебные свойства. Материал потолка, который отражает свет фонаря тысячами блесток (и даже некоторое время светится в темноте фосфоресцирующим светом) действительно создает возвышенное настроение и ощущение внеземной красоты у всех присутствующих. Среди многочисленных эпитетов, которыми одаривали этот один из самых труднодоступных гротов наиболее часто встречаются утверждения: "Млечник - это храм Сьян", "это места бесед с Высшим Разумом", "это мост в иные миры" и "Млечник - это комната исполнения желаний" (аналог такой же комнаты в фильме "Сталкер"). Впрочем, основная масса побывавших в "Млечном пути" утверждает, что обычные определения по отношению к этому месту не подходят, и загадка его никогда не будет раскрыта.

Надо думать, что если у вас есть одно заветное желание - попробовать стоит. Вдруг получится?.. Но только не рискуйте без провожатого, иначе, уже через полчаса блуждания по бесконечным лабиринтам у вас будет только одно заветное желание - поскорее выбраться на Божий свет!..

...Те, кто выбрался из Сьянов, никогда не забудет этих подземелий. За десятилетия эта самая гостеприимная пещерная система приняла (и - что немаловажно - выпустила) не одну тысячу молодых любителей острых ощущений.

Если сравнивать с завсегдатаями других подмосковных систем, сьянские фанаты - одновременно и самые демократичные, хотя и самые недисциплинированные. Анархисты, одним словом. В сентябре 2003 года был сделан шаг в направлении от анархии: нашлись те, кто сумел организовать подземный субботник, во время которого из пещеры вытащили 2-3 сотни (!) мешков, набитых мусором. Машины увезли вытащенные из-под земли отходы на ближайшую свалку с тем, чтобы там их... снова предать земле, а самая известная в Подмосковье пещера, возможно, стала чуть краше...

Яндекс.Метрика